Пер Андерс

”Врачи сказали, что у меня высокий риск сонного апноэ, проблемы с сердцем и ожирение. Я понял, что с этим нужно срочно что-то делать. Я хотел увидеть как врослеют мои дети”

В конце апреля 2014 года 51-летний Пер Андерс играл в гольф со своими друзьями детства в пригороде Упсалы. Когда он вернулся домой в воскресенье вечером, внезапно возникла боль чуть ниже правой ключицы.
”Я ждал, что боль пройдет, но этого не случилось, поэтому я назначил встречу с врачом несколько дней спустя”.

Но Пер Андерс не дождался приема врача. Когда он укладывал своего четырехлетнего сына спать, случилось нечто странное.

«Моя жена каталась на лошади, поэтому я был один дома с детьми, и когда я встал с постели после того, как мой сын заснул, у меня случилась страшная паническая атака. Что-то в моем теле серьезно сломалось, я не знал что, но я чувствовал это каждой клеткой моего тела. Я лег на диван и вызвал скорую помощь, позвонил жене, и сказал ей побыстрее ехать домой.»

Скорая помощь прибыла и осмотрела Пера Андерса. Они измерили его давление и сделали ЭКГ, но все выглядело нормально. Тем не менее, у Пера было ощущение того, что что-то произошло с его здоровьем, и он поехал в больницу на машине скорой помощи.
«Мы ехали в Копинг, когда это случилось. Я не помню всех подробностей, но я помню, что нам оставалась пара минут до больницы, когда это началось. Внезапно, я услышал, как кто-то закричал: Поворачивайте машину, скорее, скорее. Я услышал, что они говорят о моих жизненных показателях, и о реанимации и сердечной хирургии.»

Пер Андерс замолк на минуту, а затем продолжил:
«У меня был сердечный приступ. Прямо в машине скорой помощи.»

Набор веса после травмы

Они доехали до приемной клиники в Вастерасе, и его отправили прямо на хирургический стол. Во время операции был введен шунт для расширения сосуда, и боль в плече Пера немедленно прошла.

«Моя жена приехала в больницу, и была в шоке», говорит Пер Андерс, «Я никогда в жизни не болел. Кроме того случая с коленной связкой…».

Пер Андерс ранее был хоккейным судьей высшего дивизиона, но его карьера закончилась, когда у него порвалась коленная связка в 1997 году. «После этого я не мог больше заниматься спортом, и начал набирать вес.»

Пер Андерс снова вспоминает то, как у него случился инфаркт миокарда:
”Меня оставили на всю ночь, и утром мне принесли завтрак. Внезапно, я почувствовал огромную усталость. Все тело было тяжелым, и меня тянуло в сон. Мы думали, что это из-за стресса, связанного со всем тем, что произошло за последние сутки, и я решил немного отдохнуть. Проблема была в том, что это был не стресс. После операции случилось осложнение, и когда я заснул, мое сердце остановилось.”

”Я бы мог никогда не проснуться?”

Его быстро вернули в Вастерас, где врачи провели осмотр, и подтвердили осложнения после операции, хотя его сердце было в порядке. «Я был в беспокойстве. Я не знал, что может произойти. Я боялся заснуть и никогда не проснуться. Я не понимал, что происходит. Все было как будто во сне. Меня оставили в больнице на какое-то время, и когда я наконец добрался до дома, мне нельзя было делать ничего в течение двух недель.» У Пера Андерса раньше были проблемы с апноэ во сне — это расстройство, при котором во сне останавливается дыхание. Когда доктора в больнице осмотрели его, они сказали, что у него останавливалось дыхание несколько раз за ночь, и они удивлены, что Пер до сих пор жив. «Я пробовал разные способы для борьбы с этой проблемой», говорит он, «но ничто не работало. Я просто все хуже спал от этих примочек или акриловых вставок, которые по идее должны помогать. Весь 2015 год они пытались найти решение, но ничто не помогало”

До
После
 

Я хотел увидеть как врослеют мои дети

В 2015 году начали приходить мысли о хирургическом лечении ожирения. «Врачи сказали, что у меня высокий риск сонного апноэ, проблемы с сердцем и ожирение. Я понял, что с этим нужно что-то делать, и срочно. Я хотел увидеть своих детей взрослыми».

Пер Андерс начал думать над имеющимися вариантами решения. «Я не мог заниматься спортом из-за травмы, и я знал, что нужно что-то делать, и быстро. Именно тогда я встретил врача в больнице, которому сделали обходной желудочный анастомоз, и я серьезно задумался. Скажем так, он подтолкнул меня к решению.»

”Самым важным для меня при выборе клиники было то, чтобы врачи относились ко мне хорошо, чтобы между нами установилась добрая человеческая связь.”

Пер получил надлежащий уход. 

Пер отправил запрос на поиск клиники в правительственную организацию, но получил отказ на основании того, что его степень ожирения не настолько серьезна. Тогда он начал поиск альтернативных вариантов, и нашел хирургический центр Nordic Center.

«Почему я сюда обратился — тут у них в соседнем здании отдел реанимации, а с моим сердцем это очень важно. Ну и, как я говорил, хотелось, чтобы врачи лечили меня хорошо, и чтобы у нас установились человеческие отношения. Я немного поговорил с хирургом, задал пару вопросов, и на все вопросы он отвечал очень профессионально, подробно. Я в принципе понял как вся операция будет проходить, и моя жена меня поддерживала, в общем, я решил, что это нужно сделать.»

Главное, что понял Пер Андерсон — операция не является чудесным избавлением от ожирения — это просто инструмент, который помогает человеку. Операция прошла отлично. Пер говорит, что он был спокоен, потому, что он чувствовал, что весь персонал клиники относился к нему очень тепло.

«Разумеется, я начал худеть, поскольку нужно в целом поменять свои предпочтения в еде», говорит Пер, «но это было нетрудно. Я стал есть по другому; Я начал ощущать сытость. Раньше я мог есть до предела, даже наевшись, но сейчас мой желудок просто не позволяет мне этого. Я сбросил уже много килограммов.»

Пер Андерс сбросил 30 килограмм веса, и выглядит как совсем другой человек.
«Я ни на секунду не жалею о решении».